Грядет «Ненастье»

Ваши отношения с прозой Алексея Иванова? Читали ли вы ее до того, как принялись за эту работу? Смотрели ли какие-то фильмы, которые сняты, того же "Географа…"?

Сергей Урсуляк: У меня взаимоотношения с прозой Иванова давние. Я читал его много. Что-то мне предлагали экранизировать, от чего-то я даже отказывался. Фильмы по его произведениям я смотрел. И "Географа..", и то, что сделал Лунгин по его сценарию — "Царь". Я считаю Иванова одним из самых интересных сегодняшних прозаиков. Но, тем не менее, я не собирался его экранизировать. Я просто предполагал, что должен сделать какую-то картину. И в поисках материала читал разные книги, вышедшие за то время, когда я делал "Тихий Дон". И "Ненастье" мне понравилось. И тогда я позвонил на канал "Россия 1"…

Сергей Мирошниченко: Мои герои — сотворцы фильма

То есть, это было ваше предложение, не канала?

Сергей Урсуляк: Это был туннель с двух сторон. Я позвонил на "Россию1", и предложил "Ненастье", сильно сомневаясь в том, что мы найдем общий язык, потому что мне казалось, что это все-таки жестковато для них. На что мне Антон Златопольский — генеральный директор канала — ответил: "Мы два месяца назад купили права на эту книгу". Так что это было взаимное желание — и канала, и мое, и в связи с этим не возникло никаких проблем.

Прочла "Ненастье", накануне телепремьеры: в книге 640 страниц. Серий в фильме — 11. Как все это уместить?

Сергей Урсуляк: Знаете, если можно было уложить в четыре фильма "Войну и мир", то как-нибудь в одиннадцать "Ненастье" уместить можно. Это не самая большая проблема, уверяю вас. Гораздо большая — как сделать этот мир обаятельным и вызывающим сочувствие. Потому что люди, о которых рассказано в книге и фильме, в жизни у нас большой любви не вызывают. А, снимая кино об этом, естественно, нужно, чтобы этим людям сочувствовали, чтобы их в результате полюбили.

Кто создал эти условия игры? Есть фильмы, в которых нет ни одного хорошего героя, где каждый замечен в каком-то неблаговидном поступке. Вот навскидку — сериал "Обычная женщина" — ни одного положительного персонажа. Зачем нужно, чтобы этих афганцев полюбили?

Сергей Урсуляк: Потому что я делаю фильм не про афганцев, а про нас. Мне кажется, что мы достаточно сложно существуем, и нехороших поступков у каждого очень много. И про любого из нас можно сказать, и что он хороший, и с таким же успехом, что он — плохой человек. Потому что для кого-то мы действительно плохие, а для кого-то — очень хорошие. Поэтому делать фильм о солнечных людях без плохих поступков, это неинтересно. Во-первых, таких не бывает. А, во-вторых, существует время, которое в огромной степени провоцировало не на самые лучшие проявления. И рассказать об этом времени… Не об афганцах! Афганцы это лишь повод, это среда — все, что хотите. Я старался рассказать о нас всех. Потому что мы, так или иначе, в этом во всем участвуем.

Снятый на видеорегистратор российский фильм вошел в лонг-лист "Оскара"

Как я понимаю из вашего ответа, вы то время не идеализируете.

Сергей Урсуляк: А как его можно идеализировать?

Прошлое всегда можно идеализировать. Можно сказать, что в 90-е была свобода, а сейчас ее нет.

Сергей Урсуляк: Считаю, что все зависит от взгляда человека, который рассказывает историю. Можно рассказать про деда, который тянул репку, и звал на помощь бабку, внучку и Жучку так, что всех стошнит. А можно так, что всем понравится. Можно изобразить, как мучительно дед это делал, а можно — как весело. Зависит от того, кто рассказывает. Например, 60-е годы были разные: и хорошее, и очень много плохого. Можно об этом рассказать, как Данелия в "Я шагаю по Москве", а можно — совершенно по-другому. Про 70-е можно было рассказать, как тот же Данелия в "Мимино", а можно — по-другому. Это зависит от взгляда художника. Поэтому здесь нет задачи идеализировать или развенчивать время. Я рассказываю историю так, как хотел бы. Я вижу это время так, как вижу. И мой фильм интонационно очень отличается от книги Иванова. Это я знаю точно. События те же, а интонация — другая.

Вы читали мнение Алексея Иванова, который посмотрел "Ненастье", и очень хорошо отозвался о фильме?

Сергей Урсуляк: Конечно. И меня это очень радует. Во-первых, это еще раз говорит об Иванове, как о талантливом человеке, смотрящем на вещи широко: не выискивающем блох, а рассуждающем масштабно. Не с точки зрения, мол, как они искорежили мою повесть или соответствует- не соответствует и так далее. Он еще раз показал себя, как минимум, очень чутким.

Можно рассказать про деда, который тянул репку, так, что всех стошнит. А можно так, что всем станет смешно

Правильно я понимаю, что Александр Яценко играет Немца? Чем был обусловлен выбор именно этого артиста на главную роль? Я себе Германа сразу представила как-то по-другому.

Сергей Урсуляк: … и еще миллион человек — по-другому. Разница между мною и миллионом других в том, что я снимаю кино, и у меня не может быть миллиона мнений. А должно быть какое-то одно — мое. К Яценко я пришел не сразу. При том, что только закончил с ним картину "Тихий Дон", не рассматривал его на эту роль. У меня шли бесконечные встречи с артистами-кандидатами, кто-то мне даже нравился, и я уже был близок к утверждению, но что-то меня останавливало. Пока однажды я вдруг не подумал: а почему не Саша Яценко? И сразу все встало на свои места, и для меня сложился этот сложный паззл. Я был очень удивлен тому, что не сразу пришел к этой мысли, потому что для меня Яценко — идеальный исполнитель этой роли. В нем есть и простота, и абсолютная правда. Просто если нужно найти камертон взаправдашнего существования, то это — Саша Яценко. Он не способен врать в кадре ни одной секунды. И может при внешнем отсутствии ярких проявлений героя сыграть внутреннюю богатую и разнообразную жизнь.

Фродо, Мулан и Белль. Модель покорила Сеть образами известных героев

На роль Танюши взята актриса, которая очень женственна. И в тоже время по книге она — такой угловатый несовершеннолетний подросток, которая боится всего. Как вы выбирали Татьяну Лялину? И почему сделали упор в сторону женственности?

Сергей Урсуляк: Не сделал. Просто в актрисе Тане Лялиной есть все, что нужно для этой роли. Она — актриса, которой не нужно играть внутреннее содержание, потому что это в ней есть. Ей не нужно играть честность, чистоту… Да это и сыграть-то нельзя на самом деле. Этим можно только обладать. И плюс, конечно, она очень умелая, замечательная, "оснащенная" актриса. При том, что совсем молодая. Опять же, я взял ее в фильм не без раздумий, и, естественно, не без мучений для нее, потому что наши встречи продолжались довольно долго. Но я ни одной секунды не пожалел — считаю, что это — одна из самых больших удач в моей жизни.

Чего нам ждать в "Ненастье" от Сергея Маковецкого?

Сергей Урсуляк: Он играет неожиданную для себя роль, как всегда. Прямо противоположную тому, что исполнял у меня до этого. Он может сыграть все, что угодно. То есть, нет такого, что это артист ограниченного количества ролей: вот это — да, а вот это уже — нет. Мне просто интересно понять, кончится когда-нибудь этот спектр, или мы до конца совместного творчества так и не поймем, где же окончание таланта Маковецкого. Пока он — безграничный, разнообразный, и — самое главное — очень отважный артист. Там, где его сверстники начинают строить из себя людей, которым слегка за 40, Маковецкий не боится ни возраста, ни неопрятного вида своих героев, ни отталкивающей походки. Он не боится ни стареть со своими героями, ни быть смешными вместе с ними. Именно поэтому он, по-прежнему, выдающийся артист, находящийся в процессе кино, тогда как многие его ровесники вспоминают о том, как они были хорошими артистами.

Что нового в режиссере Урсуляке открылось после работы над "Ненастьем"?

Сергей Урсуляк: Во-первых, я впервые работал с материалом, который близок к сегодняшнему дню. Так близко к современности я не подходил. Исключение, может быть "Сочинение ко Дню Победы" (кстати, 7 ноября этому фильму Сергея Урсуляка исполнилось 20 лет — Прим. "РГ"), но там все-таки была некая фантасмагорическая история, поэтому я бы сказал, что это не в счет. Не знаю, открыл ли я для себя что-то новое, да и не привык говорить о себе в третьем лице. Люди, которые интересуются мной, пускай их три человека, могут сформулировать какой-то путь, который я прошел от одной картины к другой. А для меня это — сложный вопрос.

Ирина Пегова: Себя надо принять и полюбить такой, какая есть

Помню те дискуссии, которые были после вашего "Тихого Дона". Насколько безболезненно для вас они прошли? Роман "Ненастье" люди знают меньше, но тема не менее горяча. Спокойно ли принял канал материал? Ожидаете ли вы какого-то всплеска эмоций по поводу "Ненастья", учитывая то, что уже как-то "бурлит".

Сергей Урсуляк: Наше общество настолько воспалено, что, наверное, будет большой разброс мнений. У нас же не способны просто спокойно воспринимать. Насколько на мне отразился "Тихий Дон"? Я ожидал 90 процентов того, что было сказано после "Тихого Дона": мог это сформулировать, еще не приступая к работе. Там все было очевидно: рассказы про Сергея Аполлинарьевича Герасимова, про идеальный "Тихий Дон", который был, и так далее. Это все понятно, и, в общем, совершенно ни на что не влияет. Мое ожидание всегда связано с тем, чтобы люди посмотрели фильм. Что будут говорить потом — абсолютно неважно. Потому что не бывает картины, про которую не сказали бы, что она очень плохая, так же, как и наоборот.

Почему? Вот вашу "Ликвидацию", ее практически все приняли.

Сергей Урсуляк: "Ликвидация", это отдельный случай в жизни, который бывает у очень немногих режиссеров, когда они делают кино, которое нравится всем. "Ликвидация" это тот самый случай, когда все сошлось. Все остальное — это совершенно другие перипетии, взаимоотношения и с публикой, и с собой, и с материалом, и со временем, и так далее. Могу вам сказать, что преувеличивать значение "Ликвидации" в профессии не нужно, она другим берет. Профессионально последующие картины были гораздо лучше сделаны — "Жизнь и судьба", "Тихий Дон", но не об этом речь. У "Ликвидации" такая судьба. Прекрасно! Я не предполагаю уже давно ничего никому доказывать. Если за те годы, что работаю, я кого-то в чем-то не убедил, то уже не смогу никогда. И даже глупо на это рассчитывать. А вот для тех, кого убедил, или кому-то когда-то показался интересен, вот для них я и делаю кино. Я хочу говорить о том, что хочу, так, как могу, и своим голосом. Нравится голос — слушайте. Не нравится — есть другие режиссеры, каналы и фильмы.

Мнение

Алексей Иванов — о сериале "Ненастье":

"Это очень атмосферный фильм, причем "ненастье" как-то впечатляюще сочетается с другими временами года, что получается некий "стереоэффект", когда ты знаешь, что "все хорошо", и в то же время понимаешь, что вовсе не все хорошо.

Создан образ страны — брутальной, индустриальной и практически бесчеловечной, и абсолютно гармонична реакция социума на такую среду: а чего ждать иного? Хотя, признаться, все так вкусно снято, что хочется жить в квартире, где из окна видны дымящие трубы завода…

Мне очень понравилась игра актеров. Александр Яценко (он вообще намертво приделан к рулю "барбухайки", его так и видишь в полоборота) с его умением передать совесть и нерв — выше всяких похвал. Александр Горбатов с его залихватскостью и интеллектом — настоящий Лихолетов, особенно — когда он с зонтиком. В Татьяну Лялину невозможно не влюбиться, такая женственность, просто сердце щемит. Конечно, Сергей Маковецкий. Как он сумел развоплотиться в чудище?

Мне очень понравилось ситуация с саундтреком — когда все озвучено музыкой той эпохи. Прекрасно! В общем, мне кажется, что получилась яркая и пронзительная история".

Вопрос-ответ

Обратила внимание, что по каналу "Россия 1" опять повторили вашу "Ликвидацию". Таким образом готовили к "Ненастью"?

Сергей Урсуляк: Не знаю. Не участвую в составлении "сетки" вещания.

Стали известны гонорары самых "дорогих" актрис и актеров ТВ

А вы не следили, сколько раз вообще "Ликвидацию" повторяли по ТВ?

Сергей Урсуляк: Знаю, что ее показывают регулярно по разным каналам — от больших до маленьких. Если хотите посмотреть, то раз в месяц — можно. Но так, конечно, не слежу.

Продолжение "Ликвидации" не планируется?

Сергей Урсуляк: Планируется. Но продюсером — Рубеном Дишдишяном. И пока без меня — на том уровне, на котором сейчас обстоят дела.

То есть, вам бы не хотелось снимать?

Сергей Урсуляк: Нет. Я считаю, что это — ненужная история. Но если вдруг найдется гений, напишет какой-то неповторимый сценарий, где действительно есть чем увлечься, и он даст какую-то новую жизнь этим героям, то почему бы и нет?

А вы ревновать не будете к другому режиссеру?

Сергей Урсуляк: Наверное, буду. Но, если получится удачно. Если выйдет просто, то стану раздражаться.

Законы жанра

Что для вас экранизации, учитывая то, что вы всю жизнь их делаете. Сейчас речь не только про "Ненастье". Есть режиссеры, которые знают, что экранизация редко когда получается лучше, чем книга, и изначально не становятся на эту тропу. Тем не менее, вы по ней идете, и довольно уверенно себя ощущаете. Есть экранизации, которые считаете удачными?

Сергей Урсуляк: В советское время были потрясающие экранизации. Их было очень много. В наше время победнее, но, тем не менее, наверное, что-то тоже есть. Но тут я неминуемо вступаю на путь оценки работ действующих художников, чего мне бы не хотелось. Я никогда не задумывался — удачнее, чем книга, не удачнее… Есть интерес к произведению. Если бы у меня такой же был к какому-то сценарию, я, наверное, работал бы по-другому. Но, не знаю, в силу характера, воспитания или образа жизни, у меня больший интерес вызывают книги, которые я люблю. Экранизация никогда не бывает похожей на книгу буквально. Но, тем не менее, экранизаций адекватных книге, или, по крайней мере, не хуже, полным полно.

Вы сказали про советское время. Может быть, назовете удачные, на ваш взгляд, экранизации того периода?

Сергей Урсуляк: Сергей Бондарчук с "Войной и миром", с "Они сражались за Родину". Никита Михалков с "Обломовым", с "Неоконченной пьесой" — это, правда, не прямая экранизация, но, тем не менее, все-таки Чехов.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ"

Источник: rg.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.