Локал и Глобал

Дело не только в том, что эта книга идеально подходит под формат ярмарки. Дело в том, что книга замечательная. Татьяна Щербина. "Антропологические путешествия".

Тираж обидно мал — 1500. Эссеистика Мишеля Уэльбека или Умберто Эко выходит совсем другими тиражами, а мы все еще считаем этот жанр каким-то второсортным. А ведь еще Пушкин писал: "Проза требует мыслей и мыслей". Так, может, и высказывать эти мысли без лишних фантазий?

Топ-5 осенних новинок ярмарки Non/fiction

Тем более что эссеистика тоже обладает огромным художественным потенциалом. Изложение мыслей, наблюдений само по себе может быть изящным и красивым. Татьяне Щербине именно это и удается. Она пишет сложные стихи, модернистскую прозу и ясную, предельно отчетливую эссеистику. Может быть, поэтому последняя мне у нее и нравится больше всего. В этой книге собраны в основном эссе, редко перемежаемые стихами (очень хорошими), задающими музыкальную тональность прозаическим текстам.

Татьяна Щербина — неутомимая путешественница. Кажется, она объехала полмира. В книге собраны эссе о России и Китае, Германии и США, Индии и Вьетнаме… И конечно, много эссе о ее любимой Франции, где она, свободно владеющая французским, прожила довольно долго.

"Человек путешествующий сменил человека читающего… Время, когда жизнь ограничивалась своим городом, и только редкие люди перемещались по континентам, кажется уже былинным. Хотя оно было еще совсем недавно. Узнавание происходит не только по книгам: все слышали про войну во Вьетнаме, про французскую колонию Индокитай — попадая в сегодняшний Вьетнам, видишь всю эту историю воочию. Страна, уничтоженная под корень, тропики, превращенные дефолиантами в пустыню, но жизнь занялась снова, в Южном Вьетнаме — на остатках французской роскоши. Добрые, улыбчивые, трудолюбивые вьетнамцы превращают страну в рай, где хочется остаться. И многие остаются. Вообще сейчас период второго Великого переселения народов, первое было в IV-VII веках, хотя и не такое "великое", не всемирное".

Книга Татьяны Щербины идеальна для non/fiction, самой интересной книжной ярмарки страны

Это из предисловия к книге, которое называется "Локал и Глобал". В сущности, это основная мысль, которая красной нитью проходит через всю книгу и которую можно коротко сформулировать как вопрос. Что происходит с миром? Понятно, что в нем борются две основные силы или даже лучше сказать — воли. Воля к сохранению своей этнической, субкультурной идентичности, экономической независимости и т. д. и воля к растворению этого в глобальном культурном, экономическом и т. д. пространстве. Что лучше, что правильнее?

"В связи с этим возникает вопрос: что лучше — глобализация, когда любая страна оказывается миром в миниатюре, с чайна-таунами, арабским и африканским нашествием в Европу, европейцами, переселяющимися в Азию, или своеобразие и очарование локальных культур? Всюду одни и те же бренды, мировые торговые сети, всюду этнический коктейль, объясняющийся на pidgin English — интернациональном птичьем языке", — пишет Щербина. И разумеется, не отвечает на этот вопрос буквально, потому что на него нет ответа. Жизнь развивается так, как развивается.

Алексей Иванов: Все что я пишу — это нарушение ожиданий

Как бы ни была прекрасна любая "глубинка" в любом уголке мира, но все хотят жить хорошо и комфортно. И потому великий Глобал будет непобедим. Все мы охотно любуемся на национальную "экзотику", порой весьма экстремальную, но предпочитаем делать это, сидя перед телевизором, или во время организованного тура с непременным возвращением в комфортабельную гостиницу. Есть, конечно, молодые экстремалы, которые путешествуют с рюкзачком по индийским или африканским дебрям, но их явное меньшинство, да и они в конце концов возвращаются в свои цивилизованные места.

Щербина пишет, что в одной китайской провинции лучшая невеста — беременная. Девочек в 13 лет отселяют в отдельные домики, и к ним ходят парни. Когда девушка забеременеет — вот тогда она годится в невесты. Потому что однозначно небесплодная. Где-то в европейской "глубинке" жители все еще голосуют за мэра, выходя на площадь и поднимая руки. В книге Щербины очень много таких любопытных фактов, в том числе и о России. Что происходит в Суздале, в этом "сувенирном" городе, когда вдруг вырубается электричество. Туристам нравится Суздаль, но — с электричеством. И жителям Суздаля — тоже.

Время, когда жизнь ограничивалась своим городом, кажется уже былинным

"Локал — это пространство "своих", с ясной, хоть и не проведенной границей: квартал, деревня, поселок, маленький городок. В 1990-е я жила в Париже именно в такой атмосфере: во всех близлежащих лавочках, киосках, кафе тебя узнавали, спрашивали "вам как обычно?" и "как дела?", теперь их все больше теснят grandes surfaces, как это называют по-французски — буквально "большие поверхности". Локал персонализирован и уютен, в нем занавесочки, безделушки, цветочки. Глобал — функционален, строг, обезличен, прозрачен, стандартизирован и все больше виртуален: заказы всего на свете через интернет, вавилонское столпотворение соцсетей и больших городов", — пишет Щербина.

И вновь нет ответа на вопрос — что лучше? Но какие-то ответы Щербина все-таки дает. Во-первых, нужно внимательнее относиться к чужим культурам. Во-вторых, Глобал должен не крушить Локал, а делать его более приемлемым для жизни обычных людей и привлекательным для туристов, которые тоже, в конце концов, обычные люди. "Глобал должен прийти на помощь Локал, чтоб он развивался, чтоб не чувствовал себя никому не нужным медвежьим углом". Вот это и есть, пожалуй, основной ответ в книге. Возможно, это идеализм. Но очень человечная мысль.

Источник: rg.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.