На сцене — Вселенная

Он знал цену слову, актерами он умел управлять, кажется, силой мысли. Читка пьесы, разбор и выяснение характеров — таких элементов репетиций у него не было никогда. Учил он актеров — а был в его жизни и опыт преподавания студентов — не только по системе Станиславского, но и по своей методике Някрошюса: для него не было столь важно, потенциально "выразительный" ли перед ним или нет по обычным меркам для него, будущий актер. У него была своя система координат: в человеке надо было посеять сомнение, философию, чтобы он совсем не был уверен в том, что двери только в одну сторону открываются. А потом строить с ним новые миры.

Он жил в Литве. Учился в Москве на курсе у Андрея Гончарова в ГИТИСе. Работал в Вильнюсском Молодежном и Каунасском драматическом театре, в 1998 возглавил собственный театр Meno Fortas, прописку в котором получили такие шедевры Някрошюса как "Макбет", "Отелло", "Времена года", "Фауст", "Идиот", "Божественная комедия". Раздвинул театральные границы Литвы, прославившись с Meno Fortas на весь мир.

Умер знаменитый кинохудожник Пабло Ферро

Из жизни он ушел в 65 лет. В Вильнюсской больнице ночью, за день до своего дня рождения, 21 ноября, — накануне 20 ноября, возвратившись из очередной поездки. Более 30 драматических и оперных спектаклей в Литве и за рубежом, премия Станиславского, "Золотые маски", призы ведущих европейских театральных фестивалей — его главное наследие. "Я не из таких режиссеров, которым нужны хорошие условия", — признавался Някрошюс в одном из редких своих интервью. Гениального "Макбета" вселенского размаха он мог поставить и в крошечной комнате. Репетировал по принципу — все в масштабе, и как в архитектуре: "Здесь актер делает два шага, на сцене — 6. Нужно точно все сделать, и потом просто увеличить… Молодые режиссеры часто жалуются: нет условий, нет помещения для репетиций, темно… Нельзя так думать. Самое главное — хотеть. Надо иметь огромное желание и идею и больше ничего не надо… Театр так устроен, что никогда всем не угодишь, а если вдруг угодил — ищи проблему"…

Эймунтар Някрошюс был уверен, что очень редко бывает, когда спектакль имеет свою судьбу. В своем театре это убеждение он опровергал каждой своей премьерой. И свидетелями тому были Гамлет, Отелло, Фауст, Иванов, все три сестры и князь Мышкин.

Мало кто мог сравниться с ним по глубине высказывания и по силе эмоционального воздействия

P.S. Одной из первых соболезнование родным — жене и сыну — высказала президент Литвы Даля Грибаускайте: "Это огромная потеря для всего театрального мира, в котором выдающийся талант Эймунтара Някрошюса представлял нашу страну и постоянно прославлял имя Литвы. В течение четырех десятилетий каждый новый созданный режиссером спектакль становился большим событием как на наших сценах, так и мировых".

Источник: rg.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.